Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Правда об эшелоне с нацистким золотом, "обнаруженным" в Польше

08.10.2015 0 Comment(s) Золото рейха,

Правда об эшелоне с нацистким золотом, "обнаруженным" в Польше

26 сент’ 2015 | 07:22
INNA



В мае 1945-го вывозить из Германии уже было нечего

В августе этого года два клиента юридической фирмы сообщили властям польского города Валбжиха о том, что нашли легендарный «золотой эшелон» с награбленными нацистами сокровищами. По их мнению, поезд находится в замурованном тоннеле на глубине 70 метров, что якобы подтверждают снимки георадара.

Эта новость сразу напомнила историю, произошедшую со мной три года назад. Тогда бывший советский гражданин, уже несколько десятков лет живущий в Германии, и его партнер-немец тоже предлагали мне поискать нацистские сокровища с исчезнувшего поезда… Сразу оговорюсь, что мой бывший соотечественник, с которым я непосредственно связывался по электронной почте, видится мне невольной жертвой аферы со стороны немца, поэтому его имени я называть не буду.

Итак, в июле 2012 года ко мне обратился некий человек, который сообщил, что его друг хочет продать немецкий пропагандистский альбом, посвященный окружению советской 2-й ударной армии. Он попросил меня опубликовать содержавшийся в этом альбоме первый после пленения допрос генерала Власова с тем, чтобы сделать определенную рекламу товару. Оригинал допроса выявил ряд существенных ошибок в прежнем известном переводе на русский язык. С чистым сердцем я сделал новый перевод и опубликовал его в «ВПК» (№ 30, 2012).Как оказалось, это был всего лишь крючок, с помощью которого мне предстояло заглотнуть гораздо более крупную наживку.

Профинансируйте раскопки, пожалуйста

В переписке по электронной почте мои корреспонденты изложили следующую историю.

В самом конце войны эшелон с драгоценностями, награбленными нацистами у евреев Центральной и Восточной Европы, а также с секретными документами был направлен в Берлин. Поскольку путь к сердцу Третьего рейха оказался отрезан советскими войсками, эшелон направили в Австрию, а в последние дни перед капитуляцией, уже после самоубийства Гитлера перегнали через границу в Баварию. Первоначально же грузился поезд еще в Будапеште.

Два штурмбанфюрера СС из управления, занимавшегося культурными ценностями, сложили все сокровища в штольню у одной горы в Баварии, недалеко от австрийской границы. Чтобы не оставлять свидетелей, они убили советских пленных, которые прятали груз, сопровождавший их конвой, а также двух генералов вермахта, принявших странное решение попутешествовать на «золотом эшелоне» с тем, чтобы в Баварии сдаться в плен американцам. В ответ на вопрос, почему вдруг эсэсовцам в последние дни войны понадобилось перегонять эшелон в Баварию, вместо того чтобы просто закопать ценности где-нибудь в Австрийских Альпах, мои контрагенты промямлили нечто невразумительное – дескать, штурмбанфюреры понимали: победители признают аншлюс ничтожным, Австрия отделится, так что прятать награбленное нужно непременно в Германии.

Далее мой немецкий контрагент, некто Дитмар Клодо (Dietmar Clodo), будто бы работавший в западногерманском ведомстве по охране конституции, то есть в контрразведке, и занимавшийся поиском нацистских военных преступников, обнаружил в Парагвае одного из двух штурмбанфюреров, сопровождавших «золотой эшелон», некоего Петера Рейхеля. Под угрозой разоблачения и передачи его израильским спецслужбам (а Рейхель немало отличился по части «окончательного решения еврейского вопроса») он вынудил его рассказать о спрятанных сокровищах и о его подельнике – втором штурмбанфюрере. В дальнейшем Клодо и его друг вышли на потомков второго штурмбанфюрера – графа фон Вестфалена и получили от них сведения о месте, где могут находиться сокровища, а также средства в размере 20 000 марок на производство поисков. Новоявленные кладоискатели арендовали участок земли, где предположительно находились сокровища, и провели там исследования с помощью георадара, подтвердившие, что под землей находятся какие-то массивные предметы, а также трупы людей.

Сложность заключалась в том, что участок числился в общественной собственности то ли правительства Баварии, то ли местного муниципалитета. А по местным законам, археологические раскопки может производить только собственник земли, но не ее арендатор. Наши искатели сокровищ несколько лет убеждали баварское правительство передать арендуемый ими участок земли в частную собственность и наконец вроде бы уговорили. Разумеется, о сокровищах они не заикались, дабы власти не заломили несусветную цену. После приобретения георадаров и другого поискового оборудования компаньоны порядочно поиздержались и платить за выкуп участка оказалось нечем. А потому не мог бы г-н Соколов найти в России богатенького Буратино, готового вложиться в покупку земли в Баварии, а затем профинансировать раскопки? В случае успешного исхода дела мне предлагался определенный процент и монопольное право на публикацию всех обнаруженных на объекте секретных документов.

Вестфалены не проявляют интереса

О том, что имею дело с обычными мошенниками, я, в общем-то, догадывался с самого начала. Зачем перегонять поезд из Австрии в Германию в самый канун капитуляции? Мое недоверие к корреспондентам укрепили их рассказы о лучшем археологическом оборудовании, обнаружившем большое количество металла высокой плотности, а также о «наиболее продвинутом из имеющихся на рынке селективном детекторе металлов», с помощью которого якобы найдены большие концентрации золота. Схема аферы предельно ясна: впарить какому-нибудь простодушному богачу участок земли по баснословной цене, чтобы он искал там золото рейха хоть до второго пришествия.
 



Основную часть золотого запаса Рейхсбанка
перевезли в соляные шахты Меркерз, где
его и обнаружила американская разведка
Фото: livejournal.com[/center]

Представляется, что и фирма, предоставляющая георадары и прочее «новейшее археологическое оборудование», безошибочно показывающее клады в нужных местах, была напрямую связана с мошенниками.

Но мне захотелось немного поиграть с кладоискателями, чтобы вывести их на чистую воду. Поэтому я написал, что для поиска инвестора необходимы хоть какие-нибудь документальные доказательства существования таинственного поезда. И попросил сообщить мне имена двух штурмбанфюреров-убийц, чтобы найти данные о них в имеющихся источниках. Ни одного офицера СС в чине штурмбанфюрера и выше по имени Петер Рейхель в картотеке не оказалось. А вот граф Херменегильд фон Вестфален среди эсэсовцев отыскался. Но назвав мне это имя, компаньоны прогадали. Херменегильд Вестфален, родившийся в 1909 году, действительно служил в войсках СС, но никогда не имел отношения к структурам СС, занимавшимся перемещенными культурными ценностями. В чине оберштурмбанфюрера СС он командовал 24-м панцер-гренадерским полком «Данмарк» 11-й панцер-гренадерской дивизии СС «Нордланд», участвовал в боях на Нарвском плацдарме, получил Германский крест в золоте, был тяжело ранен и умер от ран в таллинском госпитале 28 мая 1944 года, о чем есть данные в картотеке чинов СС.

О чем я и сообщил своим германским корреспондентам, дружески предупредив, что они, по всей вероятности, стали жертвами мошенников. Тогда один из них (бывший советский гражданин) попытался убедить меня, что всему виной его роковая ошибка: «Не было, – написал он мне, – причин проверять источники, так как один из них (Рейхель) был получен по службе, а другой (Вестфален) не проявил никаких признаков шарлатанства. Он не только не просил денег, напротив, указав маршрут движения поезда, предложил хорошо оплачиваемый заказ на поиск места выгрузки. Можно было бы предположить, что речь идет о спекуляции земельным участком, но земля находится в общественной собственности, нам пришлось пять лет уговаривать поселковый совет продать ее, и цена была рассчитана строго по официальному прейскуранту, взяток тоже никто не вымогал. Оставалась, конечно, возможность сложной мистификации, но мы удовлетворились результатами неоднократных полевых проверок, подтвердивших версию источников, поэтому проверка их прошлого казалась лишней тратой денег… Имя старого графа было совершенно точно не Херменегильд, в этом мой партнер убежден, и он не представлялся этим именем. Данные, которые я вам прислал, были предоставлены не им, а явились плачевным результатом моего умозаключения…

Речь идет об очень известной семье с широкими родственными и социальными связями, и возможности выдать себя за владельца родового имения баварской ветви графов фон Вестфаленов, где он проживал и принимал светских знакомых, у самозванца бы не было.

Назвать любого эсэсовца было бы, как теперь говорят, контрпродуктивно: дело представлено как просьба о помощи в семейном вопросе, так как мой партнер был в близких отношениях с родственницей Вестфаленов…

О материальной заинтересованности на этом этапе говорить было рано, однако Вестфалены на этой встрече предоставили информацию о маршруте поезда и попросили моего партнера поискать место, где происходила выгрузка. Они выдали ему на предварительные расходы 20 000 марок и обещали после первого отчета предоставить дополнительные средства. В те годы это была солидная сумма.

Располагая информацией из Парагвая, которой в свое время он не придал значения, мой партнер без труда нашел это место, в течение двух суток вел за ним наблюдение и пришел к выводу, что в силу режимного статуса объекта проведение скрытных раскопок не представляется возможным... На этом дело было прекращено как бесперспективное. Можно предположить, что в случае положительного результата проверки Вестфалены проявили бы материальный интерес свой или того лица, которое за ними стояло».

Две недели на разгрузку

Что касается количества охраны, возможности пленных бежать и объема работ, мой корреспондент сообщал следующее: «Я живу на этом полустанке уже четыре года. За это время я опросил всех жителей деревни соответствующего возраста, а также тех, кто слышал об этой истории от своих родителей.

Насколько мне удалось восстановить картину происходившего по этим рассказам, процедура была следующей: в течение двух недель войска СС занимали развалины на горе неподалеку от полустанка, где развернули временную базу. Поезда в течение этих двух недель не ходили. За некоторое время до прибытия поезда они развернули оцепление участка железной дороги, расположенного под горой, где располагалась временная база, между железной дорогой и шоссе.

Одновременно патрули СС предупредили жителей, что приближаться к полустанку и пользоваться участком шоссе между полустанком и горой запрещено. Через несколько часов подошел поезд, который остановился, не доезжая полустанка, напротив горы, где располагалась временная база. Таким образом, поезд оказался между цепью оцепления, стоявшего к нему спиной (лицом к пустынному шоссе), и горой, на вершине которой размещалась временная база. Подножие горы и насыпь разделял заливной луг...

Я прекрасно знаю эту местность, это горный перевал, бежать там некуда. Один из свидетелей смутно помнит, что когда поезд проходил мимо деревни, он видел в его составе экскаваторную платформу».

Обратите внимание, что в этом рассказе, как и в польском случае, тоже фигурирует гора, у которой будто бы и зарыли сокровища. В новом варианте оказалось, что и поезд разгружали чуть ли не две недели, минимум несколько дней (ранее речь шла буквально об одном дне), и целую временную базу для этого создали. Правда, тогда совершенно непонятно, как многочисленные эсэсовцы, охранявшие место стоянки поезда, так ничего и не узнали о характере груза и не запомнили место, где должны были сгружать что-то ценное. Кроме того, отказ назвать подлинное имя графа Вестфалена, которое, по приведенной легенде, должно было быть достоверно известно Дитмару, выдавал компаньонов с головой. Называть имя наобум они теперь боялись, поскольку я мог бы установить, что такого человека в СС вообще не было. В общем, мои корреспонденты поняли, что со мной дело не выгорело.

Все давно нашли американцы

В августе этого года, когда «золотой бронепоезд» всплыл в Польше, я все же решил посмотреть, кто же такой юрист д-р Дитмар Клодо. И выяснил, что он друг писателя Эдуарда Лимонова. Участвовал в студенческих волнениях в Париже в 1968 году, состоял в левацком Социалистическом студенческом союзе ФРГ, имел друзей в восточногерманской Штази и будто бы ограбил не то два, не то добрый десяток банков в Западной Европе. В 90-е оказался причастен к афере с одним заводом в Венгрии.

Вместо обычного товарно-пассажирского поезда в польской истории фигурирует «золотой бронепоезд», вышедший из Бреслау (Вроцлава) и исчезнувший у Валбжиха. Почему бронепоезд? Потому что в Бреслау действительно имелся бронепоезд. Он был создан по инициативе первого коменданта крепости генерал-майора Ганса фон Альфена, который принадлежал к инженерным войскам. Экипаж бронепоезда составлял 108 человек, большинство из них пережили войну. Никаких сокровищ на нем никуда вывозить в принципе не могли, даже если бы очень захотели, так как он вступил в строй только 20 марта 1945 года, когда Бреслау давно уже был окружен Красной армией. Несмотря на повреждения, бронепоезд принимал участие в обороне вплоть до самой капитуляции и ни в какой Валбжих не уезжал. В истории о «золоте рейха» он, очевидно, появился потому, что авторы легенды что-то слышали про немецкий бронепоезд в Бреслау, но подробностей не знали.

Кроме того, еще в феврале 1945 года основную часть золотого запаса Рейхсбанка перевезли в соляные шахты Меркерз в Западной Тюрингии, где его и обнаружила 7 апреля разведка американской 90-й пехотной дивизии с помощью французских заключенных, которые сгружали золото, а также картины и скульптуры берлинских музеев, включая знаменитую Нефертити, в шахты. Никто их расстреливать, как видим, не собирался. Ведь золото и прочие ценности, включая антиквариат, прятали от бомбардировок, а не с расчетом, чтобы их потом никто не мог найти. Точно так же невероятно, что золото и культурные ценности прятали в шахтах, чтобы финансировать будущее нацистское подполье. То, что для этой цели могли делаться вклады в швейцарских банках, теоретически еще можно было бы допустить. Но складировать для этого ценности в шахтах и подземельях – занятие бессмысленное. Как, интересно, подпольщики организовали бы масштабные раскопки в условиях оккупации?

Все рассказы о сотнях тонн золота и прочих ценностях, якобы спрятанных для финансирования послевоенного возрождения нацизма, – миф. Хотя бы потому, что золота и твердой валюты к маю 1945 года в Третьем рейхе почти не осталось.

Всего американцы нашли в Тюрингии около ста тонн золота – 93,2 процента золотовалютных запасов Рейхсбанка к концу войны. Если в начале 1939 года золотой запас Рейхсбанка составлял 500 миллионов рейхсмарок, то к 28 февраля 1945-го он сократился до 77,4 миллиона, которые и нашли американцы в шахтах Меркерз. За пределами этого клада могло оказаться шесть или семь тонн золота, но уж никак не 300. Всякие 50 тонн платины у 15-го казачьего корпуса, 20 бочонков золота у татарского легиона СС, сотни тонн золотого запаса итальянского диктатора Муссолини и хорватского диктатора Павелича и прочие несметные богатства Третьего рейха, будто бы бесследно исчезнувшие и ждущие своего часа в какой-нибудь заброшенной шахте или штольне, всего лишь наживка для ловли легковерных дураков. 

Автор Борис Соколов

Первоисточник http://vpk-news.ru/articles/27166

Комментарии:

Оставить комментарий